kuzdra (kuzdra) wrote,
kuzdra
kuzdra

Category:

Картинки с выставки. Кранах

На надгробной плите могилы Кранаха старшего в Веймаре написано «Самый быстрый художник». В плодовитости Кранаху не было равных. Он руководил крупной мастерской, помогавшей ему расправляться с заказами, откуда вышло не менее 5000 (!) картин и не поддающееся подсчёту количество гравюр. При этом Кранах был социально и политически активен: помимо мастерской, он содержал аптеку и типографию, его неоднократно выбирали бургомистром города. Кроме картин на христианские и мифологические темы он создал множество портретов.

Долгие годы Кранах был придворным художником саксонских курфюрстов в Виттенберге: Фридриха Мудрого, его брата Иоганна Твёрдого, а потом сына Иоганна — Иоганна Фридриха Великодушного.

Photobucket

Фридрих Мудрый, Иоганн Твёрдый и Иоганн Фридрих Великодушный, около 1535, Кунстхалле, Гамбург



Там же, в Виттенберге, он познакомился с Мартином Лютером и его соратником Меланхтоном, которые стали его близкими друзьями. Это было время зарождения реформаторских настроений, художник стал очевидцем перелома в истории христианской церкви и запечатлел дух той эпохи в серии портретов людей, которые принимали активное участие в событиях, как сторонников, так и противников Реформации. Ему удавалось работать на два фронта. Помимо портретов Лютера и симпатизирующих ему саксонских герцогов, он писал портреты ярых католиков: главного противника Лютера кардинала Бранденбургского, портреты императоров Максимилиана I и Карла V. В результате из бедного художника он превратился в одного из богатейших жителей Виттенбурга, получил дворянский титул и, похоже, жил вполне припеваючи.

Самые ранние портреты Кранах написал в 1502-1503 годах.
После окончания учёбы художник, как было тогда заведено, отправился в странствия. С большой вероятностью он побывал в Баварии, после чего отправился в Вену, где прожил около пяти лет. Его путь лежал через Альпы. Видимо, горные пейзажи оказали на него очень сильное эмоциональное впечатление, во всяком случае, с тех пор он часто изображает горы, не только в религиозных картинах, но и в портретах в качестве заднего плана. Кранах считается основателем дунайской школы, характерная особенность которой романтический, фантастический горный пейзаж.

Вена тогда была крупным гуманистическим центром с известным университетом. Кранах очень органично вписался в круг преподающей профессуры и создал множество портретов выдающихся учёных того времени.
Тогда был написан, к примеру, двойной портрет четы Куспинианов, 29-летнего медика и историографа, ректора университета Иоганна и его 16-летней жены Анны, заказанный в связи с их бракосочетанием.

Photobucket Photobucket

Иоганн и Анна Куспиниан, 1502/03, Винтертур, собрние Оскара Рейнгарта

Этот портрет подтверждает знакомство Кранаха с идеями гуманистов венского университета. Картина полна символики, понятной только образованным гуманистически настроенным людям, вероятно, Куспиниан сам принимал активное участие в разработке концепции картины.
Пара также изображена на фоне пейзажа, это один из ранних случаев такого типа портрета.

С 1505 года Кранах — придворный живописец. В 1508 году курфюрст пожаловал ему за заслуги дворянство и личный герб, на гербе изображена крылатая змея с кольцом в пасти, с этого времени художник постоянно использует её в качестве личной подписи и торговой марки мастерской.

Photobucket

В этом же году молодой художник побывал в Нидерландах, где получил новые импульсы для творчества. Портреты Иоганна Твёрдого и его сына были написаны сразу после поездки.

PhotobucketPhotobucket

Иоганн Твёрдый и его шестилетний сын Иоганн Фридрих, 1509, Лондон, Национальная галерея

В то время Кранах уже вращался в высших политических кругах при Виттенбергском дворе, поддерживая также связь с интеллектуальной элитой. В 1509 году написан портрет юриста Кристофа Шойрля (1481-1542), ставшего в 1507 году профессором Виттенбергского университета.

Photobucket

Кристоф Шойрль, 1509, Немецкий национальный музей, Нюрнберг

На нейтральном фоне несколько надписей: рядом с именем и девизом Шойрля помещены две сочинённые им строчки, восхваляющие Кранаха, создавшего такой реалистичный портрет. Но это ещё не всё, молодой профессор был так очарован искусством Кранаха, что написал и опубликовал в год создания портрета восторженное письмо, в котором также превозносит Кранаха, как талантливого творца.

В таланте Кранаху не отказать, но его талант проявляется и развивается совсем иначе, чем у его коллеги и современника Дюрера. Если Дюрер ищет индивидуальность и новые формы, то Кранах длительное время тиражирует одни и те же типы и схемы, прежде, чем обращается к новым.
Вероятно, это доля придворного художника, вынужденного многократно писать одни и те же лица, однако придворных художников было множество, но только у Кранаха, как мне кажется, можно наблюдать такое многолетнее постоянство форм, такое трафаретное однообразие. Хотя, стоит сказать, что эта особенность Кранаха немало способствовала его популярности, даже неподписанные произведения, благодаря его характерному стилю, легко узнаются, и это многим нравилось, узнаваемый стиль стал чем-то вроде торговой марки.

Для портретов Фридриха Мудрого Кранах достаточно быстро нашёл образ, который без устали многократно использовал в живописных портретах и графике, вплоть до 1520 года. Первые портреты курфюрста с собранными под традиционной сеткой волосами и с густой курчавой бородкой Кранах создал уже в 1507 году.
Один из ранних примеров - гравюра 1509 года.

Photobucket

Вот тот же тип изображения, слегка изменённый, в религиозном контексте. Гравюра на меди, Фридрих, поклоняющийся мадонне (Лондон, Британский музей).

Photobucket

С 1522 года прежний стереотип сменяется новым: на нём Фридрих с более густой бородой, дополненной усами, а вместо сетки для волос у него на голове теперь красуется чёрный берет.

Поскольку художнику приходилось постоянно изготавливать всё новые и новые портреты саксонских правителей и других высокопоставленных лиц, которые использовали в целях пропаганды и рассылали повсюду, он развил стиль, позволивший быстро выполнять заказы. Рисунок, максимально упрощённый, редуцированный до основных линий, достаточных для того, чтобы изображённый легко узнавался, несложно было переносить с шаблона на основу, после чего оставалось только раскрасить картинку. Шаблон оставался одним и тем же на протяжении многих лет, но портреты тем не менее несколько видоизменялись. Созданный по шаблону рисунок можно было "состарить". Так на посмертных портретах Фридриха его волосы год от года всё больше седеют. Похоже дело обстояло с гравюрой. Чёрно-белые гравюры нередко раскрашивались мастерской. Появилась также цветная гравюра, мастерская Кранаха одна из первых стала пользоваться методом печати с двух досок, сначала делался чёрно-белый оттиск, на который накладывался цвет.

Пример седого Фридриха.

Photobucket

Фридрих Мудрый и Иоганн Твёрдый. 1525 год. Гота, фонд замка Фриденштейн

Гравюру, вероятно, заказал брат Фридриха, в связи со смертью последнего. В 1533 году он же заказал Кранаху 60 живописных портретов себя и брата в том же формате, которые были изготовлены по тому же шаблону. Вот один из них из Уффици.

Photobucket

Фридрих Мудрый, а также его ближайшие родственники Иоганн Твёрдый и Иоганн Фридрих Великодушный были главными заказчиками Кранаха, он был их придворным художником, поэтому шаблонность в первую очередь распространялась на их портреты, в силу их многочисленности. В других, единичных, портретах Кранах нередко вводил какие-то новшества.
В 1514-м году он написал портреты Генриха Благочестивого и его супруги Катарины из альбертинской линии Веттинеров, для которых нашёл новое композиционное решение: он изобразил их фронтально, в полный рост и в натуральную величину. В 1509 году написана знаменитая обнажённая Венера, первая в Германии обнажённая фигура таких размеров, а 5 лет спустя Кранах решился написать в натуральную величину портрет. Портретов, к сожалению, не было на выставке.

Photobucket

Кранах хорошо владел техникой гравюры на меди. Тогда это было такое ноу хау, которое приобрело важное политическое значение, как способ тиражирования портретов политически значимых личностей. Этот вид гравюры, в отличие от ксилографии, позволял делать тонкие штрихи, а следовательно предоставлял больше возможностей дла передачи тончайшей игры света и тени.

1520-м годом датируются гравюрные портреты Лютера-монаха с тонзурой.

Photobucket

Не исключено, что толчком для их создания послужил Дюрер, который написал благодарственное письмо секретарю саксонского курфюрста Георгу Спалатину, после того, как тот прислал ему труды Лютера, Дюрер выразил желание написать портрет знаменитого монаха и сделать гравюры с его изображением. К письму в качестве примера своего мастерства он приложил гравюру другой знаменитости того времени, одного из самых влиятельных тогда особ, главного противника Лютера кардинала Альбрехта Бранденбургского. Желанию Дюрера не удалось осуществиться, зато Кранах создал множество портретов Лютера в разные периоды жизни. Вложенную гравюру Дюрера с Альбрехтом Бранденбургским он, кстати, тоже использовал: упростив, сделал на её основе свою гравюру.

На рейхстаге в Вормсе Лютер не пожелал отказался от своей критики церкви и был вследствие этого вынужден скрываться в Вартбурге. Он вернулся только год спустя, с этого времени Кранах был в очень близких отношениях с реформатором. Он стал крёстным отцом его первенца, ещё раньше Лютер поручил ему роль посредника и свидетеля в переговорах и последующей своей свадьбе с Катариной фон Бора. Это было событие из разряда таких, какие сегодня попали бы на первые страницы жёлтой прессы: Лютер и его невеста вышли из своих орденов и, заключив брак, нарушили обет безбрачия. Жёлтой прессы тогда не было, но в мастерской Кранаха было налажено серийное производство гравюр с изображением новобрачных, которые тоже разошлись в разные уголки Германии с целью популяризации реформаторских идей.

Вот два портрета-миниатюры, возникшие в год свадьбы. Это портреты из разных "наборов", но они дают представление о том, как выглядели новобрачные. Таких пар было множество, но они мало отличались друг от друга, так как были сделаны по одному шаблону. Круглая форма, аллюзия на античные медали, дополняет образ изображённого, намекая на его гуманистические взгляды.

PhotobucketPhotobucket

Мартин Лютер, 1525, художественный музей, Базель
Катерина фон Бора, 1525, картинная галерея, Берлин


Четыре года спустя.

Photobucket

Мартин Лютер и Катерина фон Бора, 1529, Музей Польди Пеццоли, Милан

Кранах также написал портреты родителей Лютера. На выставке был симпатичный рисунок отца реформатора Ганса Лютера.

Photobucket

Ганс Лютер, 1527, Альбертина, Вена

В отличие от пропагандистских портретов сына, портрет отца не был предназначен для общественности, он совсем другой, глубокий, выразительный, в нём виден большой талант Кранаха-портретиста, который бледнеет в его многочисленных штамповках. Ганс Лютер, выходец из крестьянской семьи и заработавший себя небольшой капитал на добыче меди, человек проживший нелёгкую жизнь, изображён очень реалистично. Многочисленные морщины, седые волосы, выдающиеся скулы, обтянутые дряблой старческой кожей, сжатые губы, строгий, несколько скептический взгляд... Живописный портрет, для которого рисунок послужил эскизом, того же формата и размера, к сожалению, потерял выразительность рисунка.

Вот он, для сравнения.

Photobucket

Ганс Лютер, 1527, фонд Вартбурга, Айзенах

И ещё картинки с выставки.

Photobucket

Портрет безбородого мужчины, около 1500, Кронберг

Очень загадочный портрет. Сейчас он приписывается Кранаху, но с полной уверенностью утверждать авторство Кранаха нельзя. На обратной стороне доски надпись предположительно XVI века.: " Anth. Neypaurer Hand/ soll Albrecht dürer sein/ wie er Jung ist gewest" (дословный перевод: "рука Ант. Нойпаурера/ вероятно, Дюрер, когда он был молодым") и приписка на отдельном листочке "die Handt vom Newpauer" (рука Нойпауера). Что это может означать?
Есть два варианта, как относиться к надписи: ей можно верить или не верить. Несмотря на то, что надпись, согласно исследованиям, не намного младше самой картины (скорее всего XVI век, самое позднее, начало XVII), её автор сообщает только гипотетические имена. Формулировка "soll dürer sein" на русский переводится примерно как: "Наверное, Дюрер" или "Вероятно, Дюрер" (дословно: "должен быть Дюрер").
Допустим, мы верим этой надписи, тогда возникают сразу два вопроса: Кто такой Ант (он?) Нойпау(р)ер и похож ли изображённый на молодого Дюрера? На первый вопрос ответа нет: Имя "Ант. Нойпау(р)ер" в архивах не найдено, о таком художнике ничего не известно, что, впрочем, не значит, что его действительно не было. На второй вопрос ответить проще: сравнительный анализ многочисленных автопортретов Дюрера и этого портрета говорит, что изображён скорее всего не Дюрер. Лицо другое.
Теперь о прежней атрибуции. Долгое время автором картины считался Дюрер. Это легко объяснить. Так как почти никто не сомневался в том, что изображённый не Дюрер, возникла гипотеза, что Дюрер - автор картины. Из надписи это вполне может вытекать. Помните "Казнить нельзя помиловать"? Здесь то же самое. Можно предположить, что её следует читать так: Anth. Neypaurer/ Hand soll Albrecht dürer sein/ wie er Jung ist gewest" (Перевод: "Ант. Нойпау(р)ер/ рука, вероятно, Дюрера, когда он был молодым".). Надпись я взяла из каталога и не знаю, что означает здесь косая линия, вряд ли она есть в оригинале, так часто обозначают перенос на новую строку или пробел... Запятой там, судя по всему нет, иначе бы её сохранили.

Итак, были предположения, что молодой Дюрер, возможно, во время своего странствия сразу после окончания учёбы, написал неизвестного Антона Нойпау(р)ера. Однако ещё Фридлендер (один из пионеров искусствоведения, учитель Панофского), признавая стилическую близость многих элементов картины к работам Дюрера, высказывал сомнения в его авторстве, он считал стиль слишком поверхностным и сухим для великого нюрнбержца.
Но если не Дюрер, то кто? Сейчас всё больше голосов отдают Кранаху. Он чуть моложе Дюрера, на момент создания картины ему около 28-ти лет. Возраст уже достаточно зрелый, но первые датированные портреты Кранаха написаны только в 1502-м году (чета Куспинианов). В пользу Кранаха говорит пейзажный фон, похожий фон на портретах Куспинианов. Многие видят сходство между изображённым пейзажем и акварельными пейзажами Дюрера. Вообще в манере письма чувствуется влияние Дюрера. А Кранах был в то время большим поклонником Дюрера и многое у него заимствовал. Я пыталась сравнивать задний план на портретах Куспинианов (Кранах, около 1502) и Тухеров (Дюрер, 1499) с этим портретом.
У Дюрера задний пейзаж более схемачичный, не имеющий самостоятельной ценности, стаффаж, довесок к портрету. На приведённом портрете и портретах Куспинианов более самодостаточный и живописный. Но на портрете Фелицитас Тухер есть похожий всадник и в манере письма облаков, мне кажется, много сходства (белая обводка сверху).

Photobucket

Дюрер, Фелицитас Тухер, 1499, Веймар, Шлоссмузеум

Тоже заимствование? Или это всё-таки Дюрер? У Дюрера совсем иначе написаны деревья. В общем, всё непросто. Но каталог говорит, что это, скорее всего, Кранах, а поскольку я вещаю в рамках выставки, то пусть этот портрет будет здесь.

А это портрет последнего магистра Тевтонского ордена Альбрехта Бранденбург-Ансбахского.

Photobucket Photobucket

Альбрехт Бранденбург-Ансбахский, 1511/12, Гамбург, частная коллекция
Альбрехт Бранденбург-Ансбахский, 1511/12, Альбертина, Вена

Избрание молодого человека магистром (высшая должность ордена), видимо, послужило поводом для написания портрета. Тогда же был сделан рисунок углем.
Среди земельных владений ордена была Пруссия, резиденция Альбрехта находилась в Кёнигсберге. В начале 20-х годов магистр познакомился с Лютером и его соратником Меланхтоном и сразу стал их сторонником. В 25-м году прежнее орденское церковное государство Пруссия было секуляризовано, стало герцогством, в котором Альбрехт ввёл протестантизм. Это было первое протестантское государство в Европе. Альбрехт вышел из ордена, женился и зажил светской жизнью. Он был не чужд просвещения и даже построил в Кёнигсберге университет.
У Альбрехта было косоглазие, это хорошо видно на обоих портретах, особенно на первом.

Photobucket

Казимир Бранденбург-Кульмбахский, 15(2?)2, МИИ, Вена

Старший брат Альбрехта. С 1515 года, после отстранения от власти расточительного отца, стал вместе с братом Георгом правителем маркграфств Бранденбург-Ансбах и Бранденбург-Кульмбах.
В Пинакотеке есть ещё один его портрет кисти Ганса фон Кульмбаха 1511-го года.

Photobucket


Photobucket

Портрет мужчины , 1524, Лондон, Национальная галерея

На портрете изображён герб семьи Файге, самый известный её представитель, Иоганн, был канцлером при Филиппе Великодушном, ландграфе Гессенском, ещё одном стороннике лютеровских реформ. Однако Иоанну в 24-м году чуть за сорок, изображённый мужчина кажется старше.

Кранах прожил долгую жизнь и увековечил несколько поколений саксонских правителей . Вот, например, дети уже упоминавшихся Генриха IV и Катарины Мекленбургской.

Photobucket Photobucket

Мориц и Северин Саксонские, 1526, Кронберг

Мориц прожил 32 года, умер от инфекции после пушечного ранения. В детстве воспитывался у кардинала Альбрехта Бранденбургского, т.е. в католическом духе. После того как его отец стал протестантом, родители забрали его к себе. В 19 лет наследовал отцу, сначала поддержал Карла V, тот посулил ему курфюрстский титул, но позже перешёл на противоположную сторону. Способствовал закреплению протестантизма в Саксонии. Был женат, его дочь впоследствии стала второй женой знаменитого Вильгельма Оранского .

Жизнь Северина оборвалась в 11 лет, через полгода после того, как он был отправлен на воспитание в Инсбрук к королю-католику, младшему брату Карла V </a> Фердинанду .

А это подросший сын Иоганна Tвёрдого Иоганн Вильхельм с женой Сибиллой Клевской.


Photobucket Photobucket

Курфюрст Иоганн Фридрих Саксонский и Сибилла Клевская, 1532, Собрание Гюппе, Хемниц

На следующем портрете предположительно изображена сестра Иоганна Фридриха, дочь Иоанна Твёрдого от второго брака Мария Саксонская.

Photobucket

Принцесса Мария Саксонская (?), 1534, Лион, музей изящных искусств

Судя по медальону на её груди, на котором изображён курфюрст, изображённая принадлежит к его окружению. У девушки на голове венец невесты. Сохранилось письмо курфюрста Иоганна Фридриха от 1535-го года, в котором он просит отправить жениху Марии её портрет, написанный Кранахом. Возможно, речь шла об этом портрете. Есть похожий портрет в Дармштадте, на котором она смотрит вбок, вероятно, он когда-то имел пару.

Вообще же изображения девиц зрелого Кранаха очень трудно идентифицировать. К этому времени он развил тип женщины с характерными узкими, чуть раскосыми глазами, острым подбородком, в модном головном уборе и богатом платье с многочисленными деталями: пышными рукавами, шнуровками итд. Кто бы ни был изображён, этот набор всегда присутствует и делает фигуры трафаретно похожими, обезличенными, будто изготовленными по одному шаблону.
Следует заметить, что, кроме портретов, художник писал великое множество девиц на мифологические и библейские темы для украшения интерьеров: Вирсавий, Венер, Лукреций и т. п., которые ничем не отличались от портретов, кроме атрибутов, которые иногда опускались. Например, на следующей картине нельзя с уверенностью сказать, что это портрет, а не произвольное изображение прекрасных, одетых по последней моде дам, предназначенных для облагораживания герцогских дворцовых зал.

Photobucket

Портрет трёх дам, 1515, МИИ, Вена

Есть предположения, что это Сибилла, Эмилия и Сидония, сёстры мальчиков Моритца и Северина, но это ничем не подтверждено. В это время мастерская Кранаха достигла такой виртуозности в подражании стилю мастера, что отличить работу мастерской и работы самого Кранаха тоже порой бывает непросто.

Вот такой плодовитый и успешный Кранах. Придворный художник, разбогатевший на своём искусстве.

Продолжение следует.

Tags: Дюрер-Кранах-Гольбейн, Кранах, живопись, искусство, музей истории искусств, портрет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments