О ПЕРЕПОСТАХ

Уважаемые посетители журнала,

большая просьба, не делайте перепостов моих текстов, я этого очень не люблю. Как правило, даже посты, посвящённые искусству, у меня часто переплетены с внутрисемейными вещами, так как часто я рассказываю о чём-то, виденном во время наших семейных путешествий. И мне грустно, когда пост, в котором упоминаются имена моих детей, вдруг оказывает в чужом журнале по соседству с информацией, которую я не разделяю. У меня пропадает всякое желание писать. Прятать все посты под замок мне тоже не хочется, во-первых, потому что среди моих знакомых, которые читают эти посты, есть люди без аккаунтов ЖЖ, во-вторых, потому что тогда их не прочитают люди, которым это могло бы быть интересно.

Я сама никогда не делаю перепостов, тем более, не спросив разрешения. Чтобы легко найти интересующий пост, не обязательно его перемещать в свой журнал, достаточно поставить на него ссылку в своем журнале или внести его в букмарки.

Спасибо за (надеюсь) понимание!

Первым делом, первым делом самолёты... Пауль Клее в неожиданном контексте

Пауль Клее



и авиация.



Что между ними общего?

Казалось бы, ничего, сам Клее тоже так считал, но судьба повернулась таким образом, что ему пришлось несколько лет своей жизни потратить на обслуживание самолётов. Об этом факте его биографии я случайно узнала, отправившись с четырёхлетним сыном Яшкой в авиационный филиал Немецкого музея в Шляйсхайм.

Collapse )

Лизкины избранные стихи за 2015 и 2016 годы

Давно не публиковала Лисичкины стихи. Сейчас их стало меньше, но они иногда случаются. Из неопубликованных выбрала любимые.

Вот самое последнее, сочинённое к Рождеству, недели две назад. Диалог рождественских пряников.

Wenn Lebkuchen sprechen könnten

Wenn Lebkuchen sprechen könnten,
Die mit Rosinen verschönten,
(Die mit Schokolade auch)
Dann würd' es von vielen Gesprächen
Wimmeln im Lebkuchenrauch.
Dann würd' der Lebkuchen-Max meinen:
"Ich möcht', dass mich Hans isst, der kleine,
Und nicht brav über'm Tisch,
Nein, im Flur, damit alles unordentlich ist.
Dann als Krümel im Dreck spielen,
Runter far'n durch die Staubsaugerrillen..."
Doch Lebkuchen-Marie würd' erwidern:
"Da wär' die Mamá nicht zufrieden.
Am liebsten sag ich dir, Bruder,
Wär' mir Greta, die brave und kluge,
Sie würde mich ordentlich essen.
Und was wünschst du dir stattdessen?!
Kleiner Frechdachs nicht zu verbessern."
Lebkuchen-Mamá würd' sich schmücken
Mit sehr schönen Schoko-Perücken.
Und dabei murmeln: "Ich freu mich so groß!
Wann geht denn endlich die Reise los?"
Lebkuchen-Papá würd' sich freuen,
Doch heimlich es fast bereuen:
Alle streiten sich pausenlos,
Und es geht erst an Weihnachten los!
(Конец декабря 2016)
Collapse )

Яшка разговаривает

Из детства Лизки у меня осталось очень много записанных фраз, диалогов, смешных слов. C Яшкой всё иначе: толи он говорит меньше смешного, толи мой слух стал не таким острым, и я пропускаю прекрасное в обыденной суете.
Выковыряла немножко из своих скудных записей.

2 года 4 мес.

Яшка с разгона вылетает на беговеле на дорогу прямо перед машиной. Мишка в последний момент хватает его за шиворот, орёт, показывая на машину:
- Посмотри, это что?!!!!!!
Яшка растерянно:
- Вольво.

2 года 7 мес.

Играет с игрушечным поездом:
- Поезд такой спирный.
- Какой?
- Спирный.
- Это ещё что такое?
- Это такое слово.

"Трубочистка" - зубочистка

После Лизкиных географических излияний:
- Давай я покажу на карте коляску (Аляску)! А чуть позже назвал Камчатку "перчаткой".

Прибежал с шилом, стащил у папы.
Я в панике:
- Осторожно, оно очень острое!
- Я не уколюсь, я за перила держусь (показывает на ручку).

 photo IMG_4895_zpslpvvp94s.jpg
Божья коровка (25 июня 2016)
Collapse )

Продолжение огуречной темы: Яшкины творения

С тех пор, как я написала пост, вдохновлённый Яшиным первым нарисованным человечком, прошло уже почти два месяца,  за это время на доске в коридоре появилось несколько десятков новых творений, некоторые из которых я успела сфотографировать. Пока они ещё не потерялись в многотысячном архиве наших фотографий, я решила собрать их в один пост.

Рисует Яшка немного. В отличие от Лизки, которая не сомневалась, что умеет рисовать вс
ё, Яшка боится, что у него что-то не выйдет, старается, пыхтит и высовывает язык от усердия.

 photo IMG_4647_zpsyegxpmmv.jpg
Улитка - один из наиболее распространённых сюжетов в Яшкином творчестве.
Collapse )

Точка, точка, огуречик...

Яшка недавно нарисовал свой первый фигуративный рисунок, называется "Как я у мамы рождался в животике."

 photo DSC_7089_zpsuxoweeuc.jpg

Объяснил: "Это мамина голова, это ротик, это зубик, это тело...
Я проявила эрудицию: "А это Яшенька в животике!"
"Нет, - говорит, - это твои органы".
"А Яшенька где?"
"Ой, - говорит, - а Яшеньку я забыл нарисовать."

И дорисовал.
Collapse )

О райской географии

Усталость, скудное наполнение жизни и тоска по жизни иной порой вызывают желание бросить рутину и уехать в какие-нибудь неведомые дали, где всё будет по-другому.
Но с каждым годом крамольные мысли о свободе и независимости становятся всё утопичнее. И всё-таки дети, такие сложные наши дети, которые так бесцеремонно расправляются с нашими желаниями и правом на собственную жизнь, прекрасны и восхитительны.

А недавно наш старший отпрыск Лизка сочинила стихотворение весьма философского содержания, которое перекликается с моим настроением и отчасти даже утешает.

 photo DSC_6279 1_zpss6cf11ak.jpg
Collapse )

Блуждания в тумане. Будапешт между Рождеством и Новым годом.

БУДАПЕШТ НОЧНОЙ.

Цепной мост. Как выяснилось, я его фотографировала чаще всего. Неудивительно: он очень фотогеничен.

 photo DSC_6471_zpsm2wmvoja.jpg

Collapse )

Лучше поздно, чем никогда. Верона, какой я её увидела.

В начале ноября я сгоняла на четыре неполных дня в Италию. Просто была потребность ненадолго уехать из нашего сумасшедшего дома и пожить вольной жизнью. Мне было очень хорошо там одной, я уже давно поняла, что именно в Италию люблю ездить одна, без семьи. В этот раз я случайно сняла апартаменты вместо отеля, о чём узнала уже на месте, и познакомилась с удивительной хозяйкой, 65-летней негритянкой, танцующей джаз. Она закармливала меня фруктами и отпаивала кофе, а потом оставляла одну в большой, сверкающей чистотой квартире, где в уютной кухне, попивая чай, я смотрела в компьютер на своих далеких детей и дивилась стойкости их родителя, на голове которого они демонстрировали свои недюжинные хореографические таланты. Это было ново и приятно.

В поезде, закрывшись в одиноком купе, я вспомнила, что такое тишина. Это упоительное чувство вновь обретённого одиночества так переполнило меня, что уже одной дороги хватило бы на то, чтобы питать меня несколько недель. В пути я читала Муратова, его знаменитый труд "Образы Италии", который в последнее время неизменно сопровождает меня в поездках в эту чудесную страну. Для меня это идеальное чтиво: мне не хочется знать заранее все подробности того, что предстоит увидеть, это неинтересно, важнее получить общее представлении об истории этого места, приобщиться к его духу. Самое интересное в итальянских прогулках с Муратовым - несоответствие описанного и реального. Хотя упомянутые в книге памятники старины, произведения искусства, улицы, фонтаны, дворцы всё те же, город и люди по прошествии ста лет изменились очень сильно. И мне нравится смотреть из моей современности на Античность или Средневековье через эту, вставленную в промежутке, призму самого начала XX века. Читать, как на площади Эрбе крестьянки раскладывают зелень на своих лотках, или про офицера с волочащейся по земле саблей и купающихся в фонтане голых детей, а потом приходить и удивляться, что рынок никуда не делся, что вот он, на том же месте, но совсем другой, змеится проводами новейшей техники, лотками с мобильными телефонами, уживающимися с изделиями традиционных ремёсел. И фонтан XIV века находится на том же месте, но нет уже рядом маленькой тихой траттории, площадь полна народа, а там, где купались дети, туристы в наушниках, встав полукругом, внимательно слушают экскурсовода. Сравнивать современность с описаниями столетней давности также увлекательно, как сравнивать современные виды со старыми открытками.

Когда-то давно перед путешествиями я жадно изучала путеводители и собирала информацию о всех достопримечательностях, которые потом добросовестно обегала. Сейчас всё иначе. Я не хочу бегать, уткнувшись в путеводитель, вообще не хочу бегать. Моя нынешняя жизнь настолько полна беготни, что хочется на миг остановиться. Чувство, что нужно вот именно сейчас всё успеть, очень мешает жить, круговерть жизни не оставляет возможности хоть немного послушать себя, вообще вспомнить о себе, жизнь мелькает и стачивается, и так хочется сказать "стоп", и просто медленно и интересно пожить, прислушиваясь к своим желаниям, открывая что-то новое и радуясь этим открытиям.

Сейчас от путешествия мне нужно совсем не то, что раньше: с внешних впечатлений от места фокус сместился на внутренние, мне хочется не столько побольше узнать, сколько почувствовать, пережить новые ощущения или воскресить старые и давно забытые, собрать коллекцию прекрасных мгновений, восстать на время из пепла будничности.

От разных людей, путешествовавших по Италии, я не раз слышала, что в Вероне смотреть нечего, теперь я знаю, что это не так. Это интересный и живой город. Конечно, ему трудно соперничать с такими культурными центрами как Флоренция, Рим или Венеция, но он очень приятный, и, что самое для меня ценное, не наводнён туристами. Массово они мне встретились только под так называемым балконом Джульетты и на главной торговой улице via Mazzini. Во всех остальных местах это самый обыкновенный город, со спешащим на работу людом и школьниками с ранцами на спине, где не во всяком кафе персонал говорит по-английски и нет тех ужасных толп, от которых я шарахалась в культурных столицах.

Мне понравилась архитектурная пестрота этого города, наслоение разных эпох и культурных памятников. От римских времён здесь сохранилась триумфальная арка, большая арена, развалины театра и моста. От Средневековья целый ряд церквей, одна из самых ранних и самых красивых - Сан Дзено, построенная над могилой епископа Вероны, причисленного позже к лику святых. К тому же времени относятся Арки Скалигеров, готические усыпальницы могущественного в XIV веке рода, представители которого завоевали множество соседних городов и принимали у себя видных деятелей того времени: опального Данте, Джотто и многих других. И их замок Кастельвеккио, один из самых симпатичных музеев, в каких я когда-либо была. Тут множество дворцов эпохи Возрождения и барочных церквей, а также современных построек, и всё это гармонично перемежается друг с другом.

Подборка моих фотографий, сделанных в Вероне, вряд ли может дать полное представление о городе. И не только потому, что многое я не успела увидеть, просто мне в последнее время неинтересно фотографировать достопримечательности ради них самих, и во многих важных местах я вообще не доставала фотоаппарат, зато не ленилась лезть в сумку, чтобы сфотографировать, например, такого ангела, сочиняющего кому-то (должно быть, утешительную) СМСку...

 photo DSC_5925_zpsfy4eyauh.jpg
Collapse )